Миссия
Трактат о Человечестве
Трактат о Человеке
О Подвижничестве
Общественная О-Наука
МетаАксиомы Бытия
О-Теория института
О-Собственность
Региональная О-Концепция
От Слов - к Делу



МетаАксиомы Вселенной, человечества и человека


МетаАксиомы органичного мировидения

 

 

МетаАксиомы Вселенной,  человечества и человека

 

Ибо что есть органичное мировидение? Предваряющие соображения

Существует интуитивно вполне понятное суждение, согласно которому, не разрешив  общих проблем, контрпродуктивно, как принято сегодня говорить, заниматься частностями, поскольку в этом случае чем больше энергии мы прилагаем к решению частных проблем, тем больше запутываем общую ситуацию.

Вряд ли кто будет спорить с этой вполне очевидной сентенцией. Но человек за время своего существования так и не сумел продемонстрировать свою рациональность, положив в основу каждого индивидуального существования исключительно частный интерес, подпираемый частными же предпринимательской и бюрократической собственностью. Как иронично заметил Линдон Ларуш, по логике либералов, концентрированно выражающих эту тенденцию человеческой мысли, точнее, недомыслия, если у вас есть достаточно много людей, которые поступают плохо (действуя из своих корыстных, открыто противостоящих общественным, интересов), то из этого обязательно получится что-нибудь хорошее (для человечества в целом). Не получилось. И уже не получится. Ведь именно пренебрежение общими проблемами в пользу корыстного, то есть воровского в своей основе, частного интереса и составляет ядро так называемой западной культуры, ее волчью суть, скрыть которую не в состоянии овечьи шкуры разглагольствований о свободе и демократии, равенстве и братстве, бесценности человеческой жизни и развитии личности. Нужно ли говорить о том, что именно этот примат частного интереса, являющийся продуктом потрясающе невежественного отношения человечества к всеобщим аспектам своего бытия, привел человечество на грань экологической, политической, социальной и множества иных катастроф, в том числе разворачивающегося сегодня финансового кризиса.

Понятно, что в силу сложившихся обстоятельств роду человеческому испокон веку было не до всеобщих проблем. Добыча пищи, защита от диких животных и кровожадных сородичей, захват чужих и удержание собственных территорий и богатств по сей день составляют главную суть занятий так называемых элит и бездумно следующего за ними плебса, сиречь всего остального человечества. Эти же якобы элиты, концентрирующие в своих руках основные ресурсы кнута и пряника, направляют энергию человеков, проявивших особые способности к слово- и мыслеблудию, не на познание всеобщего, а на обслуживание своих частных, отнюдь не безобидных для судеб человечества, интересов.

Вот и случилось так, что человек уже научился  выходить за пределы околоземного пространства, приобрел чудовищный потенциал уничтожения самое себя и нашей чудесной планеты, истинного Рая на Земле, преуспел в истреблении окружающей себя среды, но даже и не удосужился поставить ключевой для себя вопрос, вопрос о том, что есть Вселенная, что есть во Вселенной человечество и что есть в человечестве человек!

Нельзя сказать, чтобы на фоне тотального невежества, невообразимой дикости и варварства человечества в критически важном для него аспекте глубинных  оснований своего бытия отдельные особенно продвинутые представители рода человеческого не пытались выйти за прокрустово ложе механичного решения задач сервисного как бы научного обслуживания как бы элит. Нам ведомы и  философские дерзания, и поэтические прозрения, и религиозные откровения, но в своей основе они останавливаются на достаточно частных уровнях, углубляясь или в весьма интересные, но мало актуальные с всеобщей точки зрения детали, или в абсолютизацию пусть и очень впечатляющих, но весьма далеких от всеобщности аспектов человеческого бытия. И лучшим подтверждением этой фрагментарности и недостаточности является положение в общественных науках, увлеченно обсуждающие мельчайшие частные проблемы, но даже не ставящие перед собою вопросы о такой важнейшей компоненте подлинной науки, как ее аксиоматика. И доже в таком выдающемся достижении мысли человеческой, как творческое наследие Константина Эдуардовича Циолковского, погрязшее в примитивизме человечество взяло самое доступное своему пониманию, технические идеи и решения, предав забвению то, что считал главным достижением своей жизни сам Циолковский, его космическую философию. Та же участь постигла и другую вершину человеческой мысли, прозрения Тейяра де Шардена, и, увы, не его одного.

Не надо прилагать особых усилий, чтобы заметить и следующее: основные религиозные системы исходят из совершенно произвольного допущения об антропоцентризме Вселенной, наивно полагая (точнее, весьма продуманно внушая своей пастве), что все на Свете крутится вокруг удовольствия и неги человека вообще и так называемого праведника в частности. При этом не обсуждаются основания ни первой посылки (центральная роль в мироздании человечества как такового), ни ценных для Творения качеств праведника. И то, и другое выводится не из всеобщего, общевселенского видения, столь чуждого каждому из нас, а из частного, родоплеменного основания, столь близкого сердцу каждого варвара, каковыми в своей сути остаемся все мы. Как совершенно точно заметил Марк Твен, если бы кошки могли придумать своего Бога, он непременно ловил бы мышей. Именно примитивизация Создателя до варварства человеческих представлений о жизни, а не возвышение себя до вершин Творения, и предопределила сугубо частный, а не подлинно всеобщий характер абсолютного большинства земных культов.

Не очень помогает делу и развитие так называемых естественных наук, которые неожиданно точно определяют своевременное положение в науках об обществе как противоестественное. Свойственный наукам, изучающим наиболее примитивные виды материи, материи мертвой и живой, но не одушевленной, то есть биологической, материальный фетишизм необходимо приводит к выведению свойств индивидуальной и общественной жизни из более или менее очевидных качеств собственно неживой или просто живой материи, из качеств физических или биологических оснований бытия. Хотя мало кому из подобного рода ученых, имя им легион, приходит в голову выводить содержание, к примеру, Седьмой симфонии Шостаковича или "Преступления и наказания" Достоевского из физических свойств носителей, на которых они записаны, или содержания биологических процессов, отправлявшихся их авторами. Но эти науки заставляют летать железные сараи, клонируют биологические объекты, словом, наглядно, сиречь единственно доступным дикарю, пусть и пользующемуся интернетом и мобильным телефоном, образом, демонстрируют свои возможности, что вызывает острую зависть обществоведов и соответствующую примитивизацию их собственных научных целей и средств.

Полная неспособность "титульных" форм общественного сознания ответить на всеобщие вопросы необходимо порождают гремучую смесь дремучих практик, от астрологии до колдовства, от шаманизма до разных магий, от суеверий до приворотов. Именно ими человек в силу своей недоразвитости и производной от нее слабости вынужден заполнять пропасть между примитивизмом ответов общества на всеобщие вопросы и потребностью в получении этих ответов, являющейся жизненно значимой для каждого без исключения человека, если только он окончательно не оскотинился.

В результате всех этих примитивизаций и так называемое цивилизованное человечество, и вся остальная часть планетарного сообщества являют собою выдающийся образец дремучего воинствующего невежества, только подчеркиваемого его, человечества то есть, впечатляющими достижениями в преобразовании мертвой материи и умервщлении материи живой. Человечество не ведает и не хочет ведать того, что представляет собой Вселенная, в чем суть человечества во Вселенной, чем является  человек в человечестве! Но если ранее такое девственное неведение приводило лишь уродованию в массовом числе отдельных человеков, то сегодня оно начинает угрожать самому существованию человечества и как биологического вида, и как феномена вселенского масштаба.

Связано подобное сверхрадикальное изменение ситуации с тем, что человечество абсолютно естественным, не зависящим от него образом, входит в фазу прогрессирующей нелинейности общественного развития, фазу, предъявляющую к человечеству в целом и к каждому человеку в отдельности совершенно новые, неведомые ранее требования. Самым упрощенным образом изменение ситуации можно продемонстрировать на гипотетическом примере сплава человечества по неизвестной, но поначалу весьма предсказуемой и безопасной реке. Течение реки на начальном этапе сплава практически не заметно, требований к качеству управления утлым суденышком оно практически не предъявляет, благо что нет никаких подводных камней и порогов, ресурсов вполне хватает хотя бы тем, кто правдами и, в значительно большей степени, неправдами присвоил себе право ими распоряжаться и сумел при помощи ученых-обществоведов рационализировать эту ситуацию для большинства лишенцев, то есть остального населения. Все идет своим чередом: пассажиры плодятся и размножаются, самые шустрые грызут друг другу глотки за власть над людьми и ресурсами, будущее кажется безмятежным. И при этом никто не придает особого значения изменению характера реки: она становится значительно уже, извилистей, скорость течения заметно увеличивается, резко возрастает количество препятствий, а важнейших ресурсов вдруг начинает не хватать. Появляются тревожные голоса о скорой гибели суденышка, но они раздавались всегда и стали привычной составляющей общечеловеческого хора, поэтому никто им не придает особого значения. В душе все надеются: вот как раз за тем поворотом все вернется на круги своя и восстановится столь всем нам желанная тишь, гладь да Божья благодать. Увы, не вернется! Уже никогда! Потому что за каждым новым поворотом нас ожидает еще более стремительные быстрины, еще более опасные пороги, еще более острая нехватка ресурсов. А это значит, что нам придется отказаться от мифических представлений об окружающем нас мире и нас самих, повысить скоординированность наших действий и обеспечить наилучшее использование ограниченных ресурсов в интересах выживания нашего утлого челна, сиречь человечества. Ибо оно вошло в эпоху прогрессирующей нелинейности общественного развития, в которой столь привычные нам методы линейного решения проблем становятся не просто непригодными - контрпродуктивными.

Известно, что всякое сравнение, как принято говорить, хромает. Не исключение - и наше "водоплавающее" сравнение. Но оно способно передать главное - мир вокруг нас меняется, и если мы не поймем суть происходящих перемен и не внесем своевременных корректив в наши действия, у нас начнутся по-настоящему серьезные проблемы, которые вполне могут оказаться несовместимыми с выживанием и развитием человечества и как биологического вида, и как феномена вселенского значения.

Об источниках и содержании прогрессирующей нелинейности общественного развития мы поговорим позднее, а сейчас попробуем дать ответ на самые важные для человечества вопросы: что есть Вселенная, что есть человечество во Вселенной и что есть человек в человечестве? Важно заметить, что ответы на эти вопросы будут носить характер аксиом, т.е. утверждений, принимаемых без доказательств и задающих все остальное пространство рассуждений. И именно эти аксиомы образуют платформу органической теории Вселенной, человечества и человека, основания которой и представляются в настоящем сочинении.

Но приложение расхожего термина "аксиома", описывающего предельно простое, не имеющее составных частей и интуитивно очевидное суждение, к исходным постулатам высшего уровня сложности, на которые опирается органичная наука об обществе, вряд ли разумно по следующим основаниям:

  1. Склонный к упрощениям ум человеческий будет испытывать склонность к редукции бесконечного содержания аксиом органичности к беспредельной ограниченности естественно-научных аксиом.
  2. Примитивизация содержания понятия, лежащего в основании всей системы представлений о мире, вполне способна распространить эффект примитивизации на всю объясняющую картину мира, поддерживаемую органичной наукой об обществе.
  3. Наконец, примитивизация представлений о мире прокладывает путь к соответствующим упрощениям в решении всего спектра локальных и глобальных проблем, стоящих перед человечеством, одним из предельных случаев которых являются самые разнообразные проявления фашизма.

"Разруха не в клозетах, разруха в головах", - говаривал Михаил Булгаков. Именно поэтому органичное преобразование человечества и должно начаться с формирования нового органичного тезауруса. При этом, правда, необходимо помнить о проклятии социального инноватора, которое можно сформулировать следующим образом:

  • чтобы представить человечеству новую идею, инноватору необходимо использовать новые, не замутненные прежними смыслами, слова;
  • смысл новых слов человеческому сообществу не известен, поэтому новоизобретенные слова для представления новой идеи оказываются принципиально непригодными, в результате чего инноватор вынужден обращаться к хорошо известным потенциальной аудитории словам;
  • но слова эти несут пусть и знакомые публике, но не имеющие никакого отношения сути внедряемой инноватором технологии, смыслы, поэтому и они являются непригодными для изложения инноватором своей идеи.

И выход здесь, особенно в ситуации глобальных социальных инноваций, поддерживаемых органичной концепцией человечества, судя по всему, один: брать слова повседневного языка и через универсальное определение изменять их содержание в нужном инноватору направлении. И в качестве такого определения в рамках органичной концепции человечества выбрано слово "мета-". О полноте содержания этого определения речь пойдет дальше, а сейчас мы введем первое понятие органичной общественной концепции, понятие МетаАксиомы, определяющему исходный, предельно общий и обладающий бесконечным содержанием принцип бытия Вселенной, Человечества и Человека.

И последнее, весьма важное, вытекающее из всего вышесказанного. Процесс становления любой новой социальной концепции, опирающейся на достаточно инновационную и непрерывно уточняемую объясняющую картину мира, предполагает высокую динамику состава, содержания и взаимосвязей используемых понятий. В особенной степени это наблюдение относится к социальной инновации цивилизационного уровня, претендующей на адекватное описание процессов нелинейного развития общества, каковой является органичная концепция человечества. Ведь человечество еще никогда за всю историю своего существования не переживало ситуации прогрессирующей нелинейности общественного развития, в которой его язык, формировавшийся в относительно линейных условиях, имеет все шансы оказаться принципиально непригодным. Именно этим объясняется не совсем привычный и не очень удобный для восприятия стиль изложения органичной общественной теории, ориентированный преимущественно на технологическое описание принципиально новых и критически важных общественных явлений, что не может не нанести ущерб простоте восприятия и легкости понимания. Но иного пути здесь нет: логика представления нелинейности развития общества настолько отлична от привычной, но имеющей мало отношения к жизни, логики линейного восприятия действительности, что от всех нас потребуются весьма серьезные усилия для адаптации к новым условиям, и в первую очередь – адаптации интеллектуальной.

Таким образом, органичное мировидение суть видение мира не от явлений к сущности, от частного к общему, от поверхности событий к их глубине, что можно вполне справедливо определить как механичное, животное мировидение, а, наоборот, от сущности к явлению, от общего, точнее, от всеобщего через общее к частному, от глубины смысла к его поверхности. Разумеется, человеку сложно оторваться от своей животной, непосредственно-чувственной, примитивной сущности, но у него нет иного выхода, если он вообще хочет выжить в современных условиях. И именно об органичном, собственно человеческом, взгляде на мир, опирающемся на систему МетаАксиом, и пойдет речь в настоящем сочинении.

Ибо что есть Вселенная?

Вселенная суть феномен Бытия, развивающийся в доступной нам своей части по законам собственного Оживления, Одушевления и Одухотворения (МетаАксиома Вселенной)

Именно нацеленность Вселенной на собственное Оживление, Одушевление и Одухотворение является критически значимым для человечества качеством Вселенной, на фоне которого никакого значения не имеют ни ее возраст, ни изменение ее геометрической конфигурации в процессе расширения или сужения Вселенной, ни гипотетические сроки той или иной ее "смерти". Любые основанные на так называемых точных науках рассуждения о происхождении, сущности и перспективах Вселенной имеют к делу столько же отношения, сколько к пониманию творчества гения результаты химического анализа среза его волоса. Ибо Вселенная как целое, как всеобъемлющая и самодостаточная сущность, как развивающийся живой организм бесконечно сложнее, нежели представления о ней различного рода примитивизаторов от так называемой науки, традиционно для человека пытающихся не возвысить свое понимание до непостижимо высокой сложности Вселенной, а упростить ее сущность до уровня своих усеченных фрагментарных познаний, имеющих отношение не к всеобщим обобщениям, а к предельно частным непосредственным наблюдениям. Применяемые в инженерных науках методы в принципе не способны даже приблизительно описать происходящее в живых системах, не говоря уже о социальных феноменах, а тем более о Вселенной как бесконечно сложном, многообразном и принципиально непостижимом с механичной точки зрения современной науки феномене. Именно принципы органичной науки, представляемые в настоящем сочинении, представляют собою специализированную платформу предельно точного видения наиболее существенных аспектов бытия человека и человечества, в том числе и такого принципиально значимого для каждого из нас, как аспект Творения.

Ибо что есть Сотворение и что есть его источник, Творец?

Мы не будем рассматривать по отдельности процесс Сотворения, результат Сотворения и источник Сотворения в силу их принципиальной непостижимости и связанной с этим незначительной актуальности их различения для нас. Мы введем метааксиоматичную конструкцию Создателя, которую определим как источник Сотворения, Творца, связав с ним всю систему Законов Сотворения и Законов Бытия, которым подчиняется все сущее во Вселенной. При этом для человечества совершенно не принципиально, сводится ли сущность Создателя к системе законов природы, к Абсолютному разуму или к персонифицированному Богу - имеет значение лишь содержание системы законов, от неукоснительного соблюдения которых критическим образом зависят перспективы и человечества в целом, и каждого человека в отдельности. И именно постижение сущности всей целокупности законов, регулирующих жизнь человечества и каждого человека, а также производных от них практических деяний, и составляет содержание органичной науки об обществе, отходящей от механичности так называемых точных наук и подделывающихся под них общественных как бы наук к органичности подлинной науки об обществе.

Но при этом чрезвычайно важно уйти от традиционной для человечества практики примитивизации Создателя, низведения его до уровня собственных примитивных пещерных представлений о Вселенной, приписывания ему собственной некомпетентности. Возможно, лучше всего в своей гениальной манере сказал об этом Марк Твен. Процитируем его полностью: "Если бы мне поручили сотворить бога, я наделил бы его некоторыми чертами характера и навыками, которых не хватает нынешнему (библейскому) богу.

Он не стал бы выпрашивать у человека похвал и лести и был бы достаточно великодушен, чтобы не требовать их силой. Он должен был бы уважать себя не меньше, чем всякий порядочный человек

Он не был бы купцом, торгашом. Он не скупал бы льстивые похвалы. Он не выставлял бы на продажу земные радости и вечное блаженство, не торговал бы этим товаром в обмен на молитвы. Я внушил бы ему чувство собственного достоинства, свойственного порядочному человеку.

Он ценил бы лишь такую любовь к себе, которая рождается сама собою в ответ на добро, и пренебрегал бы той, которою по договоренности платят за благодеяния. Искреннее раскаяние в совершенном грехе погашало бы грех навсегда, и от человека, раскаявшегося в глубине души, никто не ждал бы и не требовал бы словесных просьб о прощении.

В его библии не было бы смертного греха. Он признал бы себя автором и изобретателем смертного греха, а равно и автором и изобретателем путей и способов к совершению греха. Он возложил бы всю тяжесть ответственности за совершаемые грехи на того, кто повинен в них, признал бы себя главным и единственным грешником.

Он не был бы завистлив и мелочен. Даже люди презирают в себе эту черту.

Он не был бы хвастлив.

Он скрывал бы, что восторгается самим собою. Он понял бы, что хвалить себя при занимаемом им положении дурно. Он не испытывал бы мстительных чувств; тогда он не произносил бы мстительных речей.

Не было бы никакого ада, - не считая того, в котором мы живем от колыбели до могилы. Не было бы никакого рая, - во всяком случае того, который описан в библиях всех религий.

Он посвятил бы долю своей вечности на раздумье о том, почему он создал человека несчастным, когда мог, тем же усилием, сделать его счастливым. В оставшееся время он пополнял бы свои сведения по астрономии".

МетаАксиома Сотворения: Создатель Вселенной существует, непостижим и целеустремлен, в его качестве можно понимать и Законы Природы, и Абсолютный Разум, и персонифицированного Бога, и что угодно еще - для человечества это не принципиально. Важно лишь, насколько точно человечество следует Законам Сотворения и предопределенному ими своему предназначению

Важнейшим следствием этой аксиомы является следующее положение: не имеет ровным счетом никакого значения, чему или кому явным или неявным образом поклоняется (опирается на объясняющую картину мира) конкретный человек, важно лишь то, насколько точно видит он окружающий его мир и следует его законам, дорогу к постижению которых открывает органичная общественная теория, опирающаяся на систему МетаАксиом, представляемых в настоящем сочинении.

Ибо что есть известный нам плод Сотворения, Вселенная?

Вселенная суть развивающийся бесконечномерный организм, каждое измерение которого, включая временное и пространственное, характеризуется бесконечностью, а основной линией развития является бесконечное  восхождение от плоскости Оживления через высоту Одушевления в вертикаль Одухотворения (МетаАксиома Вселенной).

Просто невозможно понять истоки безмерной глупости человечества, всерьез считающего себя не просто вершиной - единственной целью и конечным смыслом Сотворения. Представление человечеством себя в качестве пупа Вселенной позволяет ему полностью игнорировать реалии Вселенной, спрятав голову в песок произвольных, совершенно оторванных от жизни псевдонаучных, религиозных и обывательских объясняющих, точнее, затемняющих картин мира. И если в эпоху относительно линейного развития человечества  подобное самозашоривание человечества не угрожало его физическому существованию, то сегодня ситуация кардинально изменилась и комфортное самоуспокаивающее ничегоневидение напрямую ведет в пропасть самоуничтожения человечества и как биологического вида, и как феномена вселенского значения.

Человечество даже не задается вопросом собственного предназначения, наличия внешней по отношению к себе причины своего появления во Вселенной, обусловленности своего существования некоей функцией или целью, миссия выполнения/достижения которой может быть возложена на человечество. В человеческом сознании удивительным образом укоренилось представление о естественности и непроизвольности ситуации появления человечества. Как будто бы путем случайного сочетания мертвых элементов появилась земля с райскими условиями жизни, идеально подходящими для человека, появилась вода с уникальными свойствами, появилась чудеса жизни, Сознания, Души и Духа! Случайным образом, через так называемые мутации, появились не просто отдельные органы человеческого, да и не только человеческого тела, потрясающие воображение своей бесконечной сложностью, эффективностью и гармонией, а целые системы взаимосвязанных и взаимосогласующихся органов, образующие организмы, способные к долговременному вариативному функционированию, самовоспроизводству и творению материальных, социальных и духовных сущностей! И ни один из этих "случайных" результатов не смогла повторить наша наука, приходящая в телячий восторг от своих "достижений" в области клонирования, то есть раскрытия еще одной из великого множества потенций живого, "случайным образом" появившегося на свет организма!

И только в рамках воззрения на Вселенную не как на пустое вместилище мертвой материи, а как на живой развивающийся организм, можно понять суть, предназначение и перспективы человечества как потенциального самостоятельного органа Вселенной, имеющего совершенно определенную функцию и существующего лишь постольку, поскольку он с этой функцией справляется.

Ибо что есть человечество?

Человечество есть перспективный орган Вселенной, отвечающий за ее Оживление, Одушевление и Одухотворение  который создан и существует лишь постольку, поскольку он (орган то есть) не утратил потенциала выполнения возложенной на него Миссии.

Загадка появления на Свет Божий жизни вообще и человечества в частности принадлежит к числу величайших загадок Вселенной. Наши примитивизаторы всех мастей, включая ученых мужей и не менее ученых дам, этим вопросом даже не задаются. Строго по Марку Твену, который в своей автобиографии написал: "На днях я, по просьбе одного человека, придумал афоризм:

    - Какое самое благородное творение божие? - Человек.

    - Кто до этого додумался? - Человек.

    По-моему,  это  очень  остроумно и удачно, но мой собеседник со мною не согласился".

Можно ли представить себе, что совершенно случайным образом для выполнения своей Миссии человечество наделено всем необходимым, при этом каждый элемент этой необходимости совершенно невероятен сам по себе, а все они (не только нижеперечисленные) находятся за пределами понимания (если исходить из концепции случайного формирования условий зарождения и развития человечества):

  1. Раем на Земле, единственным, заметим, настоящим пока еще Раем в доступной нам части Вселенной. Достаточно хотя бы одной из множества физических переменных, идеально подогнанных "под человека" на Земле, незначительно изменить свое значение, как Рай Земной может мгновенно превратиться в ад, если не в совсем не братскую могилу человечества. Чтобы понять, о чем здесь идет речь, нужно посмотреть на ближайшие к нам небесные тела и мысленно перенести себя на них.
  2. Жизнью как качественно новой формой бытия, следы которой тщетно ищут ученые во Вселенной, но которая в избытке и в невероятно разнообразных формах, в том числе в форме человеческого животного, представлена на Земле. Вот что об этом писал Марк Твен в своем "труде из могилы", своей «Автобиографии»: "Макфарлейн считал, что  животная жизнь на земле развивалась на протяжении бесчисленных веков из микроскопических  зародышей  или,  быть может, даже одного микроскопического зародыша,  брошенного  создателем  на  земной  шар на заре времен, и что это развитие  шло  по  восходящей  шкале  к  предельному  совершенству,  пока не поднялось  до человека; а потом эта прогрессивная схема разладилась и пришла в упадок! Он  говорил,  что  человеческое  сердце - единственное дурное сердце во всем  животном  царстве; что человек единственное животное, способное питать злобу, зависть,  ненависть,  эгоизм,  помнить  зло,  мстить;  единственное животное,  которое  может  терпеть  собственную  неопрятность  и нечистоту в жилище;   единственное   животное,   у  которого  пышно  развился  низменный инстинкт,  называемый "патриотизмом"; единственное животное, которое грабит, преследует,  угнетает  и истребляет своих сородичей по племени; единственное животное, которое похищает и порабощает представителей чужого племени. Он  утверждал,  что  разум  человека является грубым придатком и ставит его  гораздо  ниже  других  животных  и что не было еще человека, который не пользовался  бы  своим  разумом  ежедневно  в  течение  всей своей жизни для собственной  выгоды  и в ущерб другим людям. Самое духовное из духовных лиц, пользуясь  превосходством  своего  интеллекта,  низводит  своих  домашних на уровень  смиренных  рабов,  а  эти  рабы,  в  свою  очередь,  становятся над другими,  ниже  стоящими людьми, в силу того, что ума у них все-таки немного побольше." Все это, сказанное гениальным мыслителем в XIX столетии, остается, увы, справедливым по отношению к происходящему в столетии XXI, что подтвердила и динамика деградации хомо советикус, хомо европеикус и хомо американикус. Деградации, которая пришла на смену восхождения жизни, деградации, которая на платформе органического мировидения должна смениться решительным взлетом процесса Оживления Вселенной к ее Одушевлению и Одухотворению. 
  3. Способностью к Одушевлению, то есть преодолению животного эгоизма, лежащего в основе животного существа человека, и возвышения его до конструктивного, инвестиционного, подлинно благотворного альтруизма, единственно делающего человеческую особь, человеческое животное собственно человеком. Это состояние человека известно нам по высшим проявлениям лучших человеческих качеств, связанных с любовью к ближнему, подвигом во имя ближнего и самопожертвованием. Эти проявления собственно человечности, встречающиеся в эпоху тотальной продажности и насилия все реже и реже, должны обрести принципиально новое качество стратегического инвестиционного альтруизма и стать доминирующим типом отношений в обществе.
  4. Способностью к Одухотворенности, открывающей вертикаль вселенского инновационного подвижничества и обретения тем самым и человеком, и человечеством того состояния, которое в обществе известно как состояние Образа и Подобия Божия.
  5. Способностью к СоОрганизованности, открывающей возможности становления Единого СверхЧеловечества как БогоЧеловечества, единственно способного справиться с возложенной на человечество миссией и обрести тем самым потенциал выживания и бесконечного развития.
  6. Способностью к СоТворению, без которой невозможно выполнение возложенной на человечество миссии и обретение человечеством которой по здравому рассуждению просто невозможно отнести к игре случая в сочетании мертвых элементов.
  7. Свободой и способностью бесконечномерного стратегического выбора, лежащего в основе потенциала человечества, связанного с  Оживлением, Одушевлением и Одухотворением Вселенной
  8. Свободой воли, вне которой немыслимо превращение человечества в орган Оживления, Одушевления и Одухотворения Вселенной.
  9. Всеми необходимыми и достаточными для выполнения возложенной на человечество Миссии ресурсами - водой, воздухом, питанием, ископаемыми, эстетическими и иными.

В то же время человечество поставлено в достаточно жесткие условия соблюдения графика выполнения возложенной на него Миссии. И все обрушивающиеся на человечества так называемые глобальные проблемы суть признаки более чем серьезного отклонения человечества от своей идеальной предустановленной траектории развития, которая свойственна всем обладающим свободой воли живым и социальным системам и которая определяется в органичной общественной теории как Траектория Гармониума. Признаки, которые вполне могут стать предвестниками весьма грозных, вряд ли совместимых с перспективами дальнейшего развития человечества, событий в случае, если человечество не встанет «на путь истинный», путь выполнения возложенной на него миссии, миссии Оживления, Одушевления и Одухотворения человечества

Но миссия эта может быть выполнена в том и только в том случае, если собственную миссию, собственное предназначение выполнит каждый без исключения член планетарного сообщества, что возможно лишь в рамках Единого СверхЧеловечества, достигшего уровня БогоЧеловечества, уровня способности справиться с возложенной на человечество миссии и обрести тем самым потенциал бесконечного развития и актуального БезСмертья.

Ибо что есть человек?

МетаАксиома человека: «Человек осуществляет себя и обретает перспективы Актуального БезСмертья лишь постольку, поскольку он выполняет возложенную на него уникальную Миссию, предполагающую его последовательное возвышение от плоскости и примитивизма животного эгоизма через высоту стратегического инвестиционного альтруизма в вертикаль вселенского инновационного подвижничества»

Доступный нашему вниманию человек вряд ли может называться собственно человеком. Скорее, человеческим животным, больным человеческим животным. В лучшем случае – человеческой особью. И здесь совсем не лишне привести достаточно обширное рассуждение о человеке от Марка Твена. «Это слишком обширная тема, чтобы рассматривать ее целиком; поэтому  я  коснусь  теперь  лишь одной-двух частностей. Я хочу взглянуть на человека  со следующей точки зрения, исходя из следующей предпосылки: что он не  был  создан ради какой-то разумной цели, - ведь никакой разумной цели он не  служит; что он вообще вряд ли был создан намеренно и что его самовольное возвышение  с  устричной  отмели до теперешнего положения удивило и огорчило Творца.  Ибо  его  история  во  всех  частях  света, во все эпохи и при всех обстоятельствах  дает  целые  океаны и континенты доказательств, что из всех земных  созданий  он  -  самое омерзительное. Из всего выводка только он, он один наделен злобой.    А  это  самый  низкий  из  всех инстинктов, страстей, пороков - и самый отвратительный.   Злоба   ставит  его  ниже  крыс,  личинок,  трихин.  Он  - единственное  существо,  которое  причиняет боль другим ради забавы и знает, что  это  -  боль.  Правда, если кошка понимает, что причиняет боль, играя с перепуганной  мышью,  нам  придется сделать оговорку и признать, что в одном отношении  человек  морально  равен кошке. Все живые существа убивают, - это правило,  кажется,  не  знает исключений, - но из них только человек убивает ради  удовольствия,  только он убивает по злобе, только он убивает из мести. А кроме того, из всех живых созданий только он обладает грязным умом.  Стоит  ли  восхвалять  человека  за  его  благородные  качества, за его доброту,   кротость,   дружелюбие,   за  способность  любить,  за  мужество,  верность,  терпение, стойкость, благоразумие, за многие обаятельные качества его  души?  Всем  этим  обладают  и  другие  животные, свободные от черных и подлых свойств его натуры.  ...В   мире   широко   распространены   некоторые   приятно   пахнущие, обсахаренные  разновидности  лжи,  и,  очевидно,  все занимающиеся политикой люди  безмолвно согласились поддерживать их и способствовать их процветанию. Одна  ложь  гласит,  что  в  мире  существует такая вещь, как независимость: независимость  взглядов, независимость мысли, независимость действий. Другая -   что   мир   любит  проявления  независимости,  что  он  восхищается  ею, приветствует  ее.  Еще  одна  -  что  в  мире  существует  такая  вещь,  как терпимость  в  религии,  в  политике  и  так  далее; а из этого вытекает уже упомянутая   вспомогательная  ложь,  что  терпимостью  восхищаются,  что  ее приветствуют.  Каждая такая разновидность лжи - ствол, а от нее ответвляется множество  других:  та  ложь,  будто  не  все люди рабы, та ложь, будто люди радуются  чужому  успеху, чужому счастью, чужому возвышению и полны жалости, когда  за  ним  следует падение. И еще одна ложь-ответвление: будто человеку присущ  героизм,  будто  злоба  и  предательство  -  это не основа основ его натуры,  будто  он  не  всегда  бывает  трусом,  будто  в  нем  есть  нечто, заслуживающее  вечности  - в раю ли, в аду или где бы то ни было. И еще одна ложь-ответвление:  будто  совесть, эта моральная аптечка человека, не только создана  Творцом,  но  и  вкладывается в человека уже снабженная единственно правильными,  истинными  и подлинными рецептами поведения, и что точно такие же   аптечки   с  точно  такими  же  коррективами,  извечные  и  неизменные, распределяются   между   всеми   народами   во   все   эпохи.   И  еще  одна ложь-ответвление:  будто  я  -  это  я,  а  ты  -  это  ты, будто мы - нечто самостоятельное,  индивидуальное, обладающее собственным характером, а вовсе не  кончик глистообразной вереницы предков, непрерывной чередой уходящей все дальше  и дальше в глубь веков, к обезьянам; и будто эта наша так называемая индивидуальность  не  является  на  самом  деле  заплесневелой  и прогорклой мешаниной  наследственных  инстинктов  и  понятий, заимствованных частица за частицей,  мерзость  за  мерзостью  от  всей  этой  жалкой  вереницы, причем истинно  нового  и  оригинального  в  нас  наберется  ровно  столько,  чтобы подцепить  на острие иголки и рассматривать под микроскопом. Отсюда понятно, почему  таким  фантастическим  кажется  утверждение,  будто человек обладает личной,  неповторимой  и  самостоятельной натурой, которую можно отделить от всего  наносного в объеме, дающем возможность сказать: да, это человек, а не процессия...»

Человек, очевидно, представляет собою единство трех сущностей, две из которых, альтруистическая, собственно человеческая, и духовная, представляющая Образ и Подобие Божие человека, пребывают в потенциальном состоянии, а одна, эгоистическая, протоживотная – в изначально актуальном состоянии. Суть самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации) человека состоит в процессе его восхождения от примитивного эгоизма через высоту стратегического инвестиционного альтруизма в вертикаль вселенского инновационного подвижничества. Но в силу разных обстоятельств, и прежде всего – институциональной недостаточности человечества, современный человек недалеко ушел от протоживотного состояния современников Марка Твена и продолжает пребывать в сомнительном комфорте растительного, протоживотного состояния. Комфорте, который можно уподобить блаженству человека, замерзающего во сне, перед неизбежной кончиной. Задача органичной общественной инициативы в том и состоит, чтобы пробудить человечество в целом и каждого человека в отдельности, представить им реальную картину мира и создать тем самым предпосылки для становления Единого СверхЧеловечества как БогоЧеловечества, единственно способного выполнить возложенную на человечество миссию и обеспечить тем самым свое бесконечное развитие.